Девять историй детей из Кыргызстана, которые заставят вас рыдать
С 3 по 5 августа в Москве проходят IX Всемирные детские игры победителей. Это самый масштабный турнир среди ребят, которые победили онкологические заболевания.

Крупнейший волонтерский проект благотворительного фонда "Подари жизнь" помогает детям забыть о болезни и вернуться к активному образу жизни. В программе Игр победителей предусмотрены соревнования по шести видам спорта: плаванью, легкой атлетике, настольному теннису, шахматам, футболу и стрельбе из пневматической винтовки.

От Кыргызстана в состязаниях участвуют девять ребят, победивших онкологию.

Корреспондент Sputnik Кыргызстан познакомился с ними и выслушал их истории.
Артем Воробьев
Артем Воробьев
Когда мне было семь лет, однажды ночью из носа пошла кровь. Остановить ее не удавалось, родители вызвали "скорую". Врачи сделали укол, и вроде все было нормально, но через пару дней мама сказала, что надо все-таки лечь в больницу на обследование. Мне стало страшно, но я не подал вида.

В больнице на меня смотрели по-особенному. Не могу объяснить, что это были за взгляды... Я плакал, думал, так будет всегда. Мама подбадривала меня, только я видел, что она тоже боится.

Мне поставили диагноз "лейкоз", в клинике пришлось лежать очень долго. Делали уколы, капельницы… В конце концов я победил болезнь, сейчас получаю поддерживающую терапию. Очень хочу, чтобы все дети в больнице скорее выздоровели, могли играть и бегать по улице, ничего не боясь.
Актан Омырбеков
Актан Омырбеков
Сейчас мне 12 лет, а два года назад я увидел, как рыдает мама, и тоже заплакал. За несколько минут до этого врач сказал, что у меня рак.

Конечно, я не очень хорошо понимал, что это значит, но само слово напугало меня. Стало страшно и очень захотелось жить…

Лечение было тяжелым. "Химия" — это сплошная боль. Ты слабеешь, бледнеешь, тебе ничего не хочется — ни есть, ни двигаться. "Химия" убивает не только раковые клетки, но и здоровые, а некоторые процедуры длятся часами.

Я видел, как умирают дети. Не успел попрощаться со своим пятилетним другом —доктор отпустил меня домой на пару дней, а в это время его не стало. Ему не помогли ни химиотерапия, ни молитвы мамы. Это мое самое страшное воспоминание...

Когда мои анализы начали улучшаться, я стал бодрее, захотел снова бегать на улице, пинать мяч с друзьями. Желаю, чтобы все девчонки и мальчишки, которые сейчас находятся в больнице, не отчаивались и верили, что поправятся.
Кирилл Кафанов
Кирилл Кафанов
В девять лет у меня адски начала болеть челюсть. Я даже не могу описать эти ощущения. Врачи сказали, что у меня рак.

Первый день в больнице был особенно трудным. Многие дети там плачут, потому что не понимают, что происходит, им просто страшно. Я тоже плакал.

За время лечения я видел, как поправляются и угасают другие ребята. Как же я был счастлив, когда доктор сказал, что мне можно жить дома и надо приходить всего раз в неделю, чтобы сдать анализы! Я победил рак, но болезнь не прошла бесследно — сейчас у меня проблемы с речью и слухом. Верю, что справлюсь и с этим.
Даниэль Асанов
Даниэль Асанов
Несколько лет назад я заболел гриппом — так сказали врачи. Меня долго лечили, но ничего не помогало, с каждым днем становилось только хуже. Потом мы с мамой легли в больницу, она много плакала… Я тогда не знал, какой у меня диагноз: мне просто говорили, что надо потерпеть.

А однажды мама все рассказала, и я понял, что должен быть сильным. Терпел, когда делали "химию" и пункцию костного мозга — это адски больно. Не хотел показывать маме, что я боюсь.

В больнице совсем другой мир — полный надежд о выздоровлении. К сожалению, они не всегда сбываются. Я очень хочу, чтобы дети, которые только начали бороться с болезнью, не отчаивались и смогли поправиться.
Хадижа Мамитиминова
Хадижа Мамитиминова
Я не хотела расстраивать маму, поэтому долго не говорила ей, что плохо себя чувствую. Когда у меня появилась шишка, пришлось поехать в больницу. Там я осталась надолго.

В моей палате лежал мальчик, ему не было и шести лет. Как и все, он мечтал играть за стенами больницы, но этого не произошло… Когда он умер, плакали все.

Лечиться было больно и страшно. Рядом постоянно находилась мама, она тогда была беременна, и я сильно за нее переживала. Кажется, лечение продолжалось целую вечность, но однажды врач сказала, что мы победили рак.
Жаркынайым Сапарбекова
Жаркынайым Сапарбекова
Я заболела в три года. Не помню всех подробностей, но знаю, что родные очень испугались. В больницу меня повезла бабушка, и я запомнила, как она плакала...

Страшно, когда рак "выбирает" тех, кто еще толком не пожил. А взрослые часто не знают, как помочь, поэтому сильно переживают.
Адеми Рыспек кызы
Адеми Рыспек кызы
Мне 12, пару лет назад врачи диагностировали у меня лейкоз. Это стало неожиданностью. Я была такой же, как другие дети, просто однажды мне стало очень плохо. Пришлось сдать много анализов, а потом доктор сказала, что у меня рак. Я толком не понимала, что это значит, но, взглянув на маму, увидела страх в ее глазах. Такой взгляд у каждого родителя, чей ребенок лежит в Центре онкологии.

Из-за лечения у меня выпали волосы. Знаете, все мальчишки и девчонки в больнице одинаково лысые, но там на это никто не обращает внимания, а на улицах люди оборачиваются.

Я лечилась год, и за это время увидела многое. Помню, как радовались мамы, когда анализы детей были хорошими, и как они с трудом сдерживали слезы, глядя на своих малышей: это означало страшное.

Я старалась быть сильной, чтобы родные верили, что все будет хорошо. Так и вышло. Я очень хочу, чтобы каждый больной ребенок понял: отчаиваться нельзя.
Мадина Адилбекова
Мадина Адилбекова
Все началось с того, что у меня заболела спина. Когда я легла в больницу, видела некоторых радостных детей и мам. Не понимала, чему они радуются, ведь мне было плохо физически и морально. А потом я узнала, что они уже прошли тот ад, который предстояло пройти мне.

Лечение длилось почти год. Помимо рака у меня была еще одна проблема — в организме практически не осталось кальция. Пять месяцев я не вставала с постели, а потом заново училась ходить. Путь к победе над раком был очень долгим.

Самое страшно позади. У меня ремиссия, каждую неделю надо сдавать анализы. Сейчас я сама могу подняться на четвертый этаж, но по улице пока передвигаюсь в инвалидной коляске.
Алтынай Самарбекова
Алтынай Самарбекова
Я участвую в соревнованиях в Москве. Туда приедут такие же дети, которые столкнулись с онкологией. Мы уже многое пережили.

Сейчас в Центре онкологии находятся десятки детей, и я очень хочу, чтобы они верили, что смогут выздороветь.
Автор
Светлана Федотова

Фото
Табылды Кадырбеков